Причины бедности людей. Как бороться с бедностью

Рейтинг самых честных бинарных опционов за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Лидер! Лучший брокер бинарных опционов за этот год!
    Идеальный вариант для начинающих — дают бесплатное обучение и демо-счет!
    Заберите свой бонус за регистрацию:

Бедные и трудолюбивые

Как России выбираться из ловушки нищеты

Новейший доклад Росстата «Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств» (выложен здесь), подводя итоги прошлого года, зафиксировал, что почти половине россиян денег хватает только на еду и одежду. Что-то вроде стиральной машины или холодильника, не дай бог он сломайся, купить им уже невозможно. Даже телевизор, главный предмет, из которого гражданин узнает новости о собственном величии, может оказаться недоступен потребителю. Впрочем, телевизор, наверное, последнее, от чего наш человек способен отказаться, тем более что каждый седьмой респондент Росстата заметил, что денег у него нет ни на одежду, ни на оплату ЖКХ. Остается только сидеть дома и смотреть мировые новости.

Можно, конечно, поспорить с Росстатом. Данные опроса и статистика — не совсем одно и то же. Отвечая на вопрос «хватает ли Вам денег на обувь» отрицательный ответ могут дать два разных человека — первый, который считает нормальным носить ботинки за тысячу рублей зимой и летом, и второй, для кого минимальная цена за качественную обувь «по сезону» начинается с десяти тысяч. Денег не хватает ни тому, ни другому, однако можно ли назвать «второго» бедным?

Впрочем, это все казуистика.

Официальная граница бедности, за которую отброшен каждый восьмой россиянин, составляет 11 200 рублей, прожиточный минимум.

При таком подходе можно подумать (а начальство так и думает, видимо!), что с двенадцатью тысячами человек уже не беден и может наслаждаться жизнью.

Поэтому в развитых странах порог бедности считают не от прожиточного минимума, а от медианной (не средней!) зарплаты. Медианная зарплата — это условный показатель, сумма, больше и меньше которой получает одинаковое количество человек. И если в российской экономике средняя зарплата (ее тоже можно считать по-разному) находится в интервале от 42 до 47 тысяч рублей, то медианная где-то на 20% меньше, тысяч 35-37. По меркам стран, которые нам пока не получается догнать и перегнать, доходы на уровне 60% от медианной зарплаты — это и есть порог бедности. То есть в российских условиях такой порог должен был бы быть вдвое выше, на уровне не 11, а 20-22 тысяч.

ТОП лучших брокеров для торговли бинарными опционами:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Лидер! Лучший брокер бинарных опционов за этот год!
    Идеальный вариант для начинающих — дают бесплатное обучение и демо-счет!
    Заберите свой бонус за регистрацию:

Если пересчитать количество официально бедных, оттолкнувшись от этой планки, то он вырастет раза в два — и в абсолютных цифрах, и в относительных.

Перечислять доказательства бедности россиян бессмысленно, имеющий глаза да увидит. Даже высокое начальство не отрицает этого печального факта и обещает принять меры. Указ сменяется указом, постановление постановлением, но бедность почему-то не желает отступать. Несмотря на самые грозные заявления тех, кто призван с ней бороться.

Неадекватные цели

В связи с этим у меня есть и плохие, и хорошие новости.

Плохая новость — бедность не отступит под ударами указов и заявлений,

почему — я сейчас расскажу. Новость хорошая — победить бедность можно, только для этого надо действовать не совсем так, как пытается бороться с бедностью российское начальство.

Проблема начальника, выходящего на поединок с нищетой, заключается в неадекватном определении целей. Когда начальник рассуждает о победе над бедностью, что именно он имеет в виду? Как эта победа должна выглядеть? Вырастут зарплаты самых низкооплачиваемых работников? Звучит прекрасно, но если доходы граждан превысят уровень прожиточного минимума на сто, на двести или даже на тысячу рублей, будет ли это означать, что граждане живут хорошо, и бедность преодолена?

Или каждому гражданину будет доступна сытная и здоровая еда? Причем не только в гипермаркете, но и ресторане? При этом покупка одежды и обуви не ниже известного качества «по сезону» тоже не будет вызывать затруднений.

Читайте также

«Мы давно перешагнули черту острой бедности». Бывший замминистра экономики Иван Стариков — о планах «Перекрестка» продавать еду в кредит

Или каждый сможет купить себе отдельное жилье, или — также без затруднений — снимать это жилье на протяжении всей жизни? Важный вопрос — какое жилье считать нормальным — однокомнатную квартиру в Кайеркане, с видом на медный комбинат? Или четыре комнаты на Патриарших прудах? Может быть, в результате борьбы с бедностью, уровень социального расслоения, который в России исключительно высок, каким-то образом уменьшится? Как видите, это все очень разные задачи, и степень их достижения можно оценивать по-разному.

Вы вообще чего хотите добиться, когда говорите о «преодолении бедности», спросим мы начальника? Лично вы, в чем видите выигрыш для себя, если в стране вдруг да не станет бедных?

Эффективная мотивация

Мотивация борцов с бедностью — на самом деле ключевой элемент, определяющий успех или неудачу подобных программ.

Такую штуку проще всего пояснить на примере. Ровно десять лет назад специалисты лондонской организации «Бродвей», занимающейся помощью бездомным, посчитала, в какую сумму обходится городскому бюджету один бродяга, ночующий на улицах Лондона — с учетом расходов полиции, больницы, различных пособий. Даже лишенный жилья гражданин остается гражданином, членом общества, имеющим право и на жизнь, и на то, что к жизни прилагается…

Британия — дорогая страна.

Выяснилось, что бюджетные издержки на одного бомжа, живущего в центре английской столицы, составляют в пересчете на доллары — 50 000 в год. Перемножив эту сумму на количество бомжей, вы получите сумасшедшие деньги.

А что будет, если просто раздать бродягам некоторую сумму, подумали в «Бродвее». Не большую, но и не подачку. Допустим, по 3000 фунтов. Это немного, значительно меньше, чем сумма, расходуемая на разные косвенные механизмы поддержки бродяг и компенсацию последствий их пребывания на улице. На эксперимент было ассигновано 50 000 фунтов, по три тысячи фунтов получил каждый из 13 бомжей. Без всяких условий.

Читайте также

Зарплаты стали недостойными. Почему наша бедность — основа государственного строя

Через полтора года социальные работники подвели итог — улицу покинуло девять человек. Никто из них, разумеется, не разбогател, не открыл собственного бизнеса, не сделал никакой карьеры. Просто бывшие бродяги нашли крышу над головой, и работу, которая позволяла им обеспечивать себя — во всяком случае, на более высоком уровне, чем тот, который они имели на лондонском тротуаре. Четверо остались бродягами, однако стали реже обращаться за медицинской помощью. А организаторы эксперимента могли оценить финансовый выигрыш от победы над бедностью на отдельно взятой улице — несколько сот тысяч фунтов.

«Бедные и трудолюбивые»

Ни в коем случае не надо думать, что подобные эксперименты — признак какого-то «социализма». В Новом времени первый опыт обеспечения «безусловного дохода», имел место в английском Беркшире, в конце XVIII века. Как бы сказали марксисты, в эпоху самой безжалостной эксплуатации трудящихся.

В 1795 году члены магистрата в городе Спиндхалем постановили, что «каждый бедный и трудолюбивый человек» должен иметь три шиллинга на содержание самого себя и 1 шиллинг 6 пенсов на каждого члена семьи». По приблизительному пересчету тогдашние английские 3 шиллинга соответствуют нынешним 11 фунтам. Если же заработок «бедного и трудолюбивого человека» был меньше, то он получал вспомоществование из «средств, поступающих благодаря взиманию особого налога в пользу бедных». Авторы «Спиндхалемского акта» предусмотрели и индексацию этой суммы в случае роста цен. Если хлеб дорожал, размер пособия увеличивался пропорционально инфляции.

Практика применения «Спиндхалемского акта» быстро распространилась по всей Англии и просуществовала без малого сорок лет. Погубило эту практику следующее обстоятельство, весьма примечательное — уверенность нанимателей в том, что их работники в любом случае не умрут с голоду, поскольку могут претендовать на получение пособия, привела к массовому занижению зарплат.

Там, где раньше работнику предлагали тот же шиллинг в день, там фабрикант или фермер назначал меньшую зарплату, поскольку оставшуюся часть наемный работник все равно должен был получить из общественных средств.

Эта история, кстати, служит отличным аргументом против увязывания объемов социальной помощи с суммами заработка. Российские наниматели-монополисты сплошь и рядом поступают так же, как поступали их британские «партнеры» двести лет назад — платят минимальный минимум, предполагая, что начальство в любом случае не даст избирателям умереть с голоду.

Читайте также

Главная причина бедности в России состоит в том, что государство забирает себе все средства, а раздает их кому и когда сочтет нужным

В общем-то чисто российская модель «работающий пенсионер» — это тот же самый «спиндхалемский акт» в действии, поскольку в наших условиях сложив нищенскую зарплату с нищенской пенсией российский «бедный и трудолюбивый человек» мог дотянуться до приемлемого уровня, даже не жизни в целом, а хотя бы повседневного потребления. Надо полагать, это обстоятельство изрядно раздражало начальство, рассуждавшее, что в такой ситуации больше всех выигрывают какие-то там предприниматели, которым государство фактически спонсирует рабочую силу.

Рост же зарплат в первую очередь провоцируется ростом спроса на труд, или дефицитом предложения этого труда. Пока что, повысив пенсионный возраст, начальники только увеличили предложение труда. Правда, сделать труд дефицитным, начальство тоже пытается, и тоже без большого успеха.

Верная теория и ошибочная практика

Все начальственные разговоры о повышении производительности труда, благодаря профессиональному переобучению и переоснащению рабочих мест, это не совсем болтовня. Судя по всему, какой-то выпускник экономической школы пересказал начальству содержание теории экономического роста Роберта Солоу, нобелевского лауреата.

Все дело в техническом оснащении рабочих мест и обучении рабочих, объяснял Солоу. Новое оборудование потребуют квалифицированных работников, такие работники окажутся в дефиците и «в цене», а значит, они будут требовать большие зарплаты. Необходимость платить эти деньги будет мотивировать предпринимателей к инвестициям в еще более сложные технологии, позволяющие максимизировать отдачу от каждого рабочего места — вот вам и рост для экономики и повышение достатка для тружеников.

Не то, чтобы Солоу ошибался, просто свою экономическую модель он строил в 1950-е годы для стран с так называемой «сложной экономикой», вроде Германии или США. Большую часть экспорта «сложной экономики» составляют машины и механизмы — то есть, изделия, требующие большого количества самых разных технологий и производств.

Ключевое слов здесь «экспорт», потому что критерием по настоящему «сложной экономики» является ее способность конкурировать на мировом рынке сложной продукции.

Можно сколько угодно смотреть на мультипликацию, иллюстрирующую технические достижения российской промышленности, но российский экспорт — это сырье.

Даже объем экспорта сельского хозяйства России вдвое больше экспорта ВПК.

Поэтому всякая «технологизация с цифровизацией» упирается в отраслевую структуру отечественной экономики — такую же простую, как и сто лет назад.

Читайте также

Рука Москвы с портфелем. За слабыми регионами РФ закрепили министров

А сектор бытовых услуг, как ты его не технологизируй, не может быть драйвером роста доходов в масштабах страны. Уже сейчас рабочие места российских таксистов, официантов и продавцов в ларьках очень даже технологизированы, только доходы этих работников — производная от доходов в других, более сложных отраслях. А не наоборот. И если этих отраслей нет — то не будет и доходов. Получается замкнутый круг.

Деньги в руки

Разорвать этот замкнутый круг без структурной перестройки экономики (а это дело небыстрое) возможно. Но только если действовать по той же схеме, по какой разрывали замкнутый круг бедности лондонских бродяг. Люди должны получить «деньги в руки». Надо смотреть правде в лицо —

существующая структура российской экономики не позволяет значительной части «бедных и трудолюбивых людей» вырваться из бедности, «просто работая».

Людям нужны дополнительные деньги, а где их взять и кому давать?

Нельзя давать деньги просто так, тут же скажет начальник, будет инфляция, вы же не хотите, чтобы было как в «девяностые»? Здесь можно возразить, что рост цен в «девяностые» был в огромной степени спровоцирован предшествовавшим дефицитом товаров, и необходимостью преодоления этого дефицита. Но на самом деле начальник переживает не за инфляцию, а за то, что для предотвращения возможного дефицита придется открыть границы для импорта, оплачиваемого нефтедолларами. Нефтедоллары начальник считает своими, и делиться с гражданами не хочет. Тем более, рассуждает начальник, если «бедные и трудолюбивые» граждане вдруг разбогатеют, ему придется поднять зарплаты всем, кто получает деньги из бюджета.

На самом деле, способов оставить людям больше денег в руках, можно придумать множество. Эти способы необходимо обсуждать и рассчитывать. Что вы думаете о варианте «продуктовой корзины» в натуральном виде? Набора продуктов, который гарантированно получали бы граждане имеющие доходы ниже определенного уровня? И уровень этого дохода, и содержание такой корзины — предмет для разговора, но выигрыши здесь таковы — у людей оставалось бы больше денег на другие товары и услуги, а производство и логистика таких «корзин» могла бы стать целой индустрией, связывающей многие отрасли — от сельского хозяйства до служб доставки. Чем вам не «национальный проект», только с гораздо более простым для измерения результатом.

Читайте также

Как нам накормить Россию? О социальном эксперименте по борьбе с бедностью в одном провинциальном городе

Мне могут возразить, что такая модель сильно похожа на практику «спиндхалемского акта». Ну что же, давайте свяжем такую корзину не с доходами, а с возрастом. В таком случае, подобную корзину будут получать вполне богатые начальники — ну что же, пусть получают, если им не будет стыдно это делать.

На самом же деле, преодоление бедности и издержек неравенства необходимо потому, что бедность и неравенство играют для современной экономики гораздо более разрушительную роль, чем это принято считать. Но это уже тема для другого рассказа.

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас

С деньгами, но нищие? Почему бедность – это не только низкий доход

Недавно жительница Санкт-Петербурга спросила у президента, как прожить на 10 800 рублей. При этом, несмотря на мизерный доход, официально бедной пенсионерка не считается, так как ее достаток превышает прожиточный минимум.

Кто же они — «неофициальные» бедные? И как им выбраться из такого состояния? Об этом «АиФ» рассказал социолог, профессор НИУ Высшая школа экономики в Санкт-Петербурге Даниил Александров.

Неофициальные бедные

Ольга Сальникова, SPB.AIF.RU: Каким образом граждан делят по «кошельку»? Какая методика работает?

Даниил Александров: Государство сегодня считает количество бедных традиционной монетарной (денежной) методикой, исходя из их дохода. Абсолютно неимущими, а значит, способными претендовать на соцпомощь, являются люди, чей доход ниже прожиточного минимума. Например, в Петербурге для работающих это 12 584 руб., для пенсионеров — 9303 руб.

Если верить официальным данным, до «минимума» сегодня у нас не дотягивает 7% петербуржцев. Экономисты называют цифру в 25% населения по России, что вполне реалистично. Ведь во внимание стоит принимать и тех, кто может себе позволить минимальный набор продуктов, но не способен поддерживать уровень жизни, принятый в регионе, — так называемые относительно бедные. И среднеобеспеченный житель небольшого поселка Ленобласти вполне может считаться нищим в Петербурге.

Наконец, самая большая категория бедных, которая не учитывается в государственных бумагах, — это субъективно бедные, и их может быть в несколько раз больше, чем «официальных». Эти люди сами оценивают свое материальное состояние как плохое. И если в абсолютном измерении бедности зачастую больше всего представлены матери-одиночки, то бóльшая часть субъективных бедных — пенсионеры. Уровень социальной напряженности в этих группах тоже разный. Если пенсионеры склонны негативно относиться к социальной политике государства, то матери-одиночки скорее будут винить своего бывшего мужа-алкоголика.

— Только ли низкие доходы порождают нищету? Ведь проводилось исследование о судьбах людей, выигравших в лотерею огромные суммы. Почти все они быстро потратили деньги и вернулись к прежнему статусу.

— Людям тяжело менять устойчивые привычки. Даже при существующих финансовых возможностях многие не хотят уезжать из неблагополучных районов, так как не знают, что их ждет на новом месте.

Я бывал в бедном гетто Твери, разговаривал с жителями. Хотя бывшие рабочие бараки уже и разваливаются, но там налажен быт, кооперация между жильцами — можно попросить присмотреть за ребенком. При переезде все это будет потеряно, и жизнь может оказаться еще труднее. Это так называемая ловушка бедности.

Еще один из интересных феноменов — демонстративное потребление бедных, покупка престижных товаров. У людей, которые постоянно испытывают психологический дискомфорт из-за лишений, особенно остро ощущается необходимость доказать себе и окружающим, что они еще на плаву. Поэтому у них может не быть еды в холодильнике, но новый айфон уже куплен. Все это мы видели и в 1990-х, когда у молодого россиянина не было своего жилья, но ездил он на «черном бумере». К слову, такое поведение характерно для бедных во всем мире. В афроамериканских гетто США тоже можно встретить крутые тачки, в то время как успешные нью-йоркские бизнесмены ездят на метро.

Мурино — это не трущобы

— В Петербурге не существует как таковых «кварталов для бедных», а рядом с квартирами обеспеченных горожан соседствуют коммуналки. Получается, у нас нет вопиющего неравенства среди населения?

— В нашем городе действительно нет трущоб — и это очень хорошо, поскольку подобные кварталы значительно усугубляют ситуацию с бедностью. На них всегда не хватает бюджетных средств, что сказывается на состоянии инфраструктуры. В Северной столице есть престижные районы, где, в том числе, живут и малообеспеченные люди. Например, Васильевский остров. И даже при низком уровне дохода житель местной коммуналки старается выбрать для детей школу получше, водить их в театры, на выставки. Потому что здесь задана такая планка. В менее благополучных районах люди даже средних доходов меньше ориентированы на образовательные достижения своих детей, чем василеостровцы.

К слову, у нас трущоб нет отчасти и благодаря советской привычке селить людей разных социальных категорий рядом. В Ленинграде инженерам и рабочим одного предприятия обычно жилье давали по соседству. В Петербурге нет сплошных рабочих кварталов с плохой инфраструктурой. Самая худшая концентрация общежитий была в свое время на Крестовском острове, сегодня она замещена элитной недвижимостью.

— А разве сейчас мы не строим будущие трущобы — те же Мурино, Кудрово и подобное?

— Это не самые плохие районы, сегодня там живут люди с разными амбициями и доходами. Они могут стать гетто лет через 40, если начнется отрицательная селекция и более успешные жители будут перебираться в другие места. За этим нужно следить властям, развивать местную инфраструктуру и сохранять районы привлекательными. Плохие районы — это когда бедность и безработица достигают таких размеров, что молодые люди вообще решают не трудоустраиваться, а перебиваться случайными заработками. Появляются группировки неблагополучной молодежи, в район лишний раз боится заехать полиция. В Петербурге этого не случилось.

Только деньги не помогут

— Как бороться с бедностью? Уже сейчас активно предлагается отменить НДФЛ для малоимущих. Поможет ли это?

— Монетарный подход в борьбе с бедностью — самый худший из всех, что можно придумать. Отмена НДФЛ для малоимущих приведет к возникновению максимального числа людей, у которых зарплата будет на 10 рублей не дотягивать до прожиточного минимума. Остальное выдадут в конверте. Нужно не просто подкидывать людям деньги, а давать им возможность самим заработать и жить успешно, пусть небогато. Об этом много говорит нобелевский лауреат, экономист Амартия Сен, считающий, что бедность нужно измерять не деньгами, а отсутствием возможностей, и, исходя из этого, с ней бороться. Создание рабочих мест, переобучение и даже просто дополнительные детские кружки в бедных районах — вот эффективные методы.

Мы проводили исследование, которое показало, что внешкольные занятия имеют огромное значение для детей из бедных семей, в то время как добавление лишнего кружка к образованию ребенка, имеющего обеспеченных родителей, практически не улучшает его показатели в обучении. Поэтому нужно «закачивать» деньги на развитие внешкольного образования не в центр города, а в Невский и Красногвардейский районы — Ржевку-Пороховые, Рыбацкое. Но готовы ли городские власти так перераспределять средства — вопрос.

И это проблема не только России. Во всех странах богатые имеют больший спрос на ресурсы, умеют его озвучить и протолкнуть получение. Задача государства, чтобы такая сегрегация не достигла катастрофического масштаба. Бедные трущобы на окраинах города не нужны никому, включая обитателей Крестовского острова.

— Однако с помощью денежного стимулирования мы пытаемся не только побороть бедность, но и повысить рождаемость…

— Люди заводят детей не ради денег. Поэтому увеличить рождаемость с помощью материнского капитала можно только в группе очень бедных россиян. Более эффективны долгосрочные меры, которые бы защитили молодых родителей от экономического провала после рождения ребенка. Они бы знали, что могут отдать его в детский сад и выйти на работу. Но заниматься развитием детских садов — гораздо более трудоемкий процесс, чем просто раздать деньги.

Как бороться с бедностью

Для того, чтобы у некоторых сетевых роботов не создалось превратное впечатление, что я. впрочем, я спохватилась немного поздно, ибо меня уже давно на каждом шагу преследуют предложения купить икону Пресвятой Богородицы и записаться на курсы для повышения успешности.

Так что роботов сложно вразумлять, тем не менее в этой публикации я постараюсь развить следующий незамысловатый тезис: если я описываю различные приключения граждан в развитых буржуазных державах для того, чтобы показать..хм, порочность капиталистической системы, то это не значит, что при этом я поддерживаю российский капитализм,—ту же самую экономическую систему, основанную на частной собственности и эксплуатации труда—которая не менее отвратительна, чем в прочих местах.

Поэтому в этот раз начну с истории из жизни ярославского гражданина. Ее я тоже получила в рассылке новостей. Последняя, как сломанные часы, дважды в день попадает в точку. Впрочем, в моем случае, раз в сто лет—среди статей о том, как правильно мыть волосы—оказывается шампунем, а после ополаскивать и сушить,— тренингов с целью обогащения и предложений купить иконы и недвижимость в центре “Крестовский остров”.

Итак, рассказ из Ярославля: “Устроиться на хорошую работу в Ярославле сейчас сложно. Не помогает даже наличие высшего образования. Я лично столкнулся с тем, что работать приходиться не по специальности и за маленькую зарплату.

Я учился очно, четыре года и строил большие планы на будущее, а когда пошел устраиваться мне сказали, что опыта у меня недостаточно. Большинство работодателей смотрит на записи в трудовой. Никто не хочет тратить время на обучение нового сотрудника. Только вот кушать хочется постоянно, поэтому приходиться идти работать куда возьмут.

После неудачных попыток устроиться, пришлось обращаться за помощью. В итоге попал на одно из частных предприятий. В такой работе много нюансов: зарплата в конвертах и ниже средней, работать тяжело, но выбирать особо не приходится.

Условия жизни оставляют желать лучшего, в какой-то момент даже пришлось выставлять на продажу личные вещи, чтобы расплатиться с кредитами. Родители иногда помогают, но хочется быть независимым.[sic]”[1]

Хотелось бы знать, чем отличается данное откровение от жизнеописаний граждан из Франции, например: Мелиса Дос Сантос и ее молодой человек Джимми Коллин переехали жить в трейлер, поскольку не хотели зависеть от родителей, с которыми ютились до этого. Джимми закончил школу, получил средне-техническое образование, но не смог устроится по специальности. Подметает улицы рядом с Эйфелевой башней за $1800 в месяц, даже получает пособие от государства как малоимущий, но все равно не может свести концы с концами. Мелисса тоже работает в супермаркете.[2]

Или история из жизни немецкого герра: 60-летний Рольф Маурэр самозанят, так как в свое время потерял работу на металлургическом заводе, а найти новую по специальности он не смог. Рольф— высококвалифицированный рабочий и может починить все что угодно, поэтому он находит заказчиков в интернете. Несмотря на то, что Торговая палата рекомендует почасовую оплату для самозанятых в размере 35 евро, многие клиенты Рольфа способны заплатить лишь 5-10 евро в час, поэтому ему едва хватает на однокомнатную квартиру-студию, которую он снимает по программе социального жилья, и на инструменты. О том чтобы делать взносы в счет пенсионных отчислений, даже не идет речи. Вероятно, Рольфу придется работать до смерти. [3]

В Австралии переводчик для глухонемых Николь работает полный рабочий день и получает зарплату выше минимальной, однако тоже едва перебивается, поскольку она— мать-одиночка. Весь ее заработок уходит на расходы по съему жилья, еду для детей в школьной столовой, продленку и эксплуатацию транспортного средства, поскольку ее работа расположена в часе езды от места жительства. “Быть бедным— это. значит, что матери приходится есть два раза в день для того, чтобы ее дети могли питаться три раза в день. Ее дети посещают школьный лагерь, но только потому что их бабушка с дедушкой помогли с оплатой. У семьи есть одежда, но только потому что ее купили с уценкой и в секонд-хенде.” [4]

Еще одна австралийка, 33-летняя Карин, имеет докторскую степень и преподает около 24 часов в неделю, однако для того чтобы выжить, ей приходится подрабатывать в торговых центрах или барах. Но туда охотнее берут людей без образования, поскольку люди с дипломами обходятся работодателям дороже.[4]

Наконец серия статей в журнале Таймс об учителях в Америке:

“—Мой ребенок и я спим в одной постели в маленькой квартире, я трачу $1000 на подручные средства и меня сокращали 3 раза из-за урезаний в государственном бюджете.

—У меня степень магистра и 16 лет трудового опыта, я подрабатываю на двух работах и сдаю кровь, чтобы платить счета.

—У меня 20 лет опыта работы в школе, но нет возможности починить машину, сходить к врачу по поводу головных болей или копить на будущее для моего ребенка.” [5]

Прошу обратить внимание, что во всех случаях речь идет о работающих бедных. В 2020 году вице-премьер правительства Ольга Голодец с удивлением обнаружила, что это “уникальное явление” существует и в России. Дескать, любая, даже самая низкоквалифицированная работа, должна оплачиваться выше, чем предусматривает минимальный размер оплаты труда.[6] О да!

К борьбе с бедностью присоединился и Премьер-министр: “Дмитрий Медведев считает первоочередной задачей борьбу с бедностью.”[7]

В этом плане РФ, конечно, является относительным нубом, хоть и очень смышленым, ибо по поводу проблемы работающих бедных в развитых странах уже не один год выходят регулярные отчеты со статистикой и вопросы: “Что же можно сделать?”

А ничего, поскольку, например, Oxfam, публикующий ежегодные доклады о социальном неравенстве в мире, каждый божий год констатирует увеличивающиеся число лапотников с одной стороны и уменьшающееся число миллиардеров с растущим числом миллиардов с другой стороны.

2020 год: 62 богатейших человека Земли сосредоточили в своих руках столько же богатств, сколько беднейшая половина населения планеты.

2020 год: 8 богатейших людей совместно владеют тем же богатством, что беднейшая половина населения мира.[8]

Стало быть, российские государственные деятели и организации находятся в тренде и могут присоединиться к хору мировых кликуш и каждый год голосить: “Произошло что-то непонятное! Что делать, господа?”

Разумеется, пока у руля стоит класс капиталистов, ничего сделать нельзя, ибо мы имеем дело с всеобщим капиталистическим законом накопления—экономическим законом капитализма, сопровождающимся накоплением богатства на одном полюсе капиталистического общества и одновременным накоплением на другом его полюсе безработицы и нищеты...[9]

Одновременно с этим стоит отметить, что наемный работник, собирательный образ которого описан выше, который только на первый взгляд кажется свободным продает себя, и притом продает по частям. Изо дня в день с публичного торга он продает 8, 10, 12, 15 часов своей жизни, продает тому, кто больше даст, —владельцу сырья, орудий труда и жизненных средств, т. е. капиталисту. Рабочий не принадлежит ни собственнику, ни земле, но 8, 10, 12, 15 часов его ежедневной жизни принадлежат тому, кто их покупает. Рабочий , как только захочет, покидает капиталиста, к которому нанялся, и капиталист, когда ему заблагорассудится, увольняет рабочего , увольняет, как только рабочий перестает приносить ему выгоду или не приносит ему такой выгоды, на какую капиталист рассчитывал. Но рабочий , для которого единственным источником заработка служит продажа рабочей силы, не может покинуть всего класса покупателей, т. е. класса капиталистов, не обрекая себя при этом на голодную смерть. Он принадлежит не тому или другому капиталисту, а классу капиталистов в целом; и уж его дело — найти себе хозяина, т. е. подыскать покупателя среди класса капиталистов.” [10]

Именно поэтому советы хамоватых персон в комментариях в стиле “к Ярославлю его никто цепями не приковал— купил билет и едь куда хочешь” [1] вряд ли окажутся действенными. Как видно выше, в разных городах и странах мира положение наемных работников примерно одинаковое. Причем, среди них есть и специалисты с высшим образованием, и квалифицированные рабочие, и молодые, и пожилые, и мужчины, и женщины. Кому-то, возможно, удается пока продать часть своей жизни выгоднее, чем другим, однако это, увы, не отменяет того факта, что они зависят от милости класса буржуа и могут в любой момент лишится своего относительно привилегированного положения.

Поэтому в рамках капиталистической системы даже такие требования как “справедливая заработная плата за справедливый рабочий день”—хотя и они в определенный период необходимы, чтобы совсем не окочуриться ради чужих капиталов—принесут лишь временные облегчения, ибо в данном случае мы боремся не с причинами, а со следствием.

Таким образом, для того чтобы бороться с бедностью—недостаточно повышать зарплату до уровня, когда у граждан есть всего лишь возможность поддерживать собственную жизнедеятельность для дальнейшей работы на буржуазный карман, не говоря уж о крокодильих слезах буржуазных деятелей в отношении социального неравенства.

Нужно помнить о причинах подобного положения наемных работников в любом капиталистическом обществе—неважно под каким флагом—и выдвинуть свой метод борьбы с бедностью—“полное уничтожение системы наемного труда”. Только тогда борьба с бедностью увенчается успехом.

На случай, если вдруг в комментариях появятся представители класса буржуа, то s’il vous plaît, милости просим возмущаться.

Остальным защитникам строя—просьба помалкивать, ибо даже миллиардеры в наши дни хорошо понимают, что их дни сочтены.

“Владелец 7,5 миллиардного[французского ювелирного и часового Дома]Cartier утверждает, что страх перед надвигающимся восстанием бедных “лишает его сна”.

Правильно, по крайне мере это небритое мурло понимает, чье мясо съело. Если бы граждане на противоположном полюсе осознали то же самое и сделали так, что его страхи оказались бы не беспочвенными, то было бы совсем отлично.

9.Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 659

10. Маркс, К. Наёмный труд и капитал // Собр. соч. / К. Маркс, Ф. Энгельс. — 2-е изд. — М.: Политиздат, 1957. — Т. 6.

Лучшие площадки для торговли бинарными опционами за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Лидер! Лучший брокер бинарных опционов за этот год!
    Идеальный вариант для начинающих — дают бесплатное обучение и демо-счет!
    Заберите свой бонус за регистрацию:

Добавить комментарий